Главная страница Выбор языка:

Новости и статьи

Распечатать

Крутой поворот: из Петербурга в Сетумаа

07.Август 2018

Шесть лет назад Ольга и Лев продали свои машины, недвижимость в Пскове, взяли ипотечный кредит и переехали из города на Неве в сетускую деревню, чтобы стать владельцами разрушающейся на тот момент базы отдыха Хирвемяэ.
Вопреки прогнозам друзей Ольга и Лев ни разу не пожалели о переезде и в Петербург возвращаться не собираются.

 

«Нас встретили здесь радушно. Мы даже не ожидали такого приема. Все очень доброжелательные и открытые», – делится своими впечатлениями предприниматель и мать четырех детей Ольга.
 



Чем вы занимались до переезда в Эстонию?
– Мой муж работал в области киноиндустрии в Петербурге, снимал документальные фильмы о российской глубинке. До этого обучал детей азам трудовой деятельности. Мой взрослый трудовой путь начался в кафе, затем были ресторан, казино и снова ресторан. Мне очень нравится работать в сфере обслуживания, с людьми.
После рождения второго сына я осталась дома и помогала мужу в его работе: налаживала контакты, организовывала встречи, составляла документы, то есть была секретарем-референтом. Позже, когда малышу исполнилось три года, я занялась продажами товаров по немецкому каталогу «Отто». Но Москва благополучно подмяла под себя все базы регионов, и наши офисы продаж на местах стали не нужны. Я решила попробовать продавать дорогую женскую одежду, вдвоем с подругой мы открыли в Петербурге бутик. Довольно быстро поняла, что это точно не мое. Как раз сразу после расставания с этим бизнесом мы поехали на отдых в Вярска, в уже свою квартиру, приобретенную в качестве дачного жилья. И узнав, что снова ждем малыша, решили остаться здесь надолго, а, может, и навсегда. Через год проживания в Вярска я вернулась в бизнес, но уже в области туризма и общественного питания. Нам всегда очень нравилось местечко Хирвемяэ на берегу залива Вярска, мы частенько отдыхали там. И когда узнали о его продаже, сразу решились на покупку.

 

Что стало последней каплей и заставило уехать из Петербурга?
– Последним толчком стало желание обеспечить спокойствие семьи и детей. Санкт-Петербург – прекрасный город, я его очень люблю и всегда готова туда поехать. Но ненадолго (улыбается). Там достаточно беспокойно, большая загазованность. Через год проживания в Вярска я вернулась в Петербург по делам и, честно говоря, чуть не задохнулась. Мы ни разу не пожалели о переезде. Приехали сюда с девятилетним ребенком и больше всего беспокоились за него. Хотя ради него и переезжали, желание дать ему более здоровый образ жизни был весомым аргументом в решении о переезде. Он был болезненным ребенком, и нам приходилось часто выезжать на лечение в Германию. Уповали на эстонскую медицину, надеялись, что она заменит немецких врачей, и не ошиблись. Ребенок тоже ни разу не пожалел, что мы переехали. Мы приехали в мае, и в сентябре он уже пошел в эстонскую гимназию. Довольно быстро освоил язык, в отличие от нас, и на вопрос, хотел бы он вернуться, отвечает отрицательно. Сейчас ему 15 лет, и он чувствует себя здесь абсолютно свободно. Занятия по душе он находит в пределах поселка, посещает музыкальную школу по классу гитары, участвует во всех мероприятиях, проводимых гимназией или волостью, гуляет с друзьями в лесу.

 

Бываете в Петербурге?
– Бываем, но редко. Дети пока еще маленькие, не до этого.

 

Туризм – весьма затратный бизнес. С чего вы начинали?
– У нас были определенные накопления. При переезде мы продали машины и недвижимость в Пскове. Конечно, этого было не достаточно, и для выкупа Хирвемяэ мы приняли решение взять ипотечный кредит. Как выяснилось позже, это было рискованно, потому что на туристический бизнес влияет много факторов, в том числе мировая нестабильность, в которую мир впал через четыре месяца после нашей сделки. Даже корифеи этого бизнеса несли громадные убытки, а некоторые и вовсе исчезли с рынка, что уж говорить о новичках! В общем, это было не самое удачное время для таких начинаний. Но кто не рискует, тот, как говорится, не пьет шампанского! А мы люди рисковые, так что, надеюсь, шампанское ждет нас в ближайшем будущем, в уютном кафе обновленного Центра отдыха Хирвемяэ.

 

В каком состоянии была база Хирвемяэ, когда вы ее приобрели? Что успели сделать за 6 лет?
– Самой главной задачей было сохранить (улыбается). База разрушалась, на тот момент все устарело и требовало как минимум ремонта, а многое и полной реконструкции или замены. На первом этапе мы сделали косметический ремонт, обустроили игровую зону в кафе, поменяли некоторую мебель, текстиль.

 

Обращались за финансовой поддержкой, которую в Эстонии выделяют предпринимателям в сфере туризма? Как планируете развиваться?

– В первые годы нам это было недоступно, так как ипотечный кредит имеет вес в балансе. В данный момент как раз занимаемся написанием проекта, чтобы получить дополнительное финансирование. Многое хотим реновировать, улучшить условия проживания в номерах и кемпингах, а также оборудовать новые места для парковки автодомов. Помимо этого нам необходимо улучшить всю инфраструктуру нашей базы отдыха, благоустроить территорию детских игровых мест. Конечно, планируем провести рекламные кампании, даже среди эстонцев о нас мало кто знает, а уж за пределами Эстонии и подавно. Планируем наладить сотрудничество с организаторами детских и иных летних лагерей. Таким образом, мы наполним туристами летний сезон, и это еще не самое сложное. Летом люди сами тянутся к лесам и водоемам, а вот на остальной девятимесячный сезон найти гостей гораздо сложнее. Для этого нужно предложить что-то независящее от погоды и природы. Для маленьких хуторов это очень тяжелый период: туристов мало, смотреть особо нечего, основные достопримечательности Сетумаа туристы посещают летом. Поэтому мы планируем предлагать пакеты для оздоровления, программы против старения, включающие физическую нагрузку, специальное питание, лекции и семинары о здоровом образе жизни. Кроме того, к осени мы реновируем зал для семинаров и разместим свое предложение на их проведение. В будущем, когда мы обеспечим достаточно стабильный приток гостей, вернемся к организации различных мероприятий. Мы раньше проводили «Кулинарные истории» и фестиваль «До свиданья, лето!», но так как эти мероприятия требовали слишком много времени, то пока мы решили от них отказаться. 

 

Как вы все успеваете, имея четырех детей?
– Не все (смеется), многое не успеваю. Но, видимо, это не самое главное, раз не успеваю. Например, не успеваем посещать различные культурно-развлекательные мероприятия. Иногда приходится сдавать или продавать уже купленные билеты. Очень редко общаемся с родными и знакомыми, мало путешествуем. Да и в работе много можно было бы еще сделать, но в сутках всего 24 часа! Мы, конечно, не унываем. Придет время, успеем и это!

 

Городские дети погружены в мир смартфонов и прочих гаджетов. Чем занимаются ваши дети? Есть ли у них зависимость от смартустройств?

– Нет, во всяком случае, это не зависимость. Конечно, в наши дни дети уже с пеленок знакомы со смартустройствами. Они нужны им в школах, да и музыку они слушают не на магнитофонах, как в наши дни. Наши дети вовсю пользуются благами цивилизации,  но они без проблем отложат в сторону устройство в пользу прогулки, игр с друзьями, катания с родителями на лыжах и других занятий.

 

На «Фейсбуке» базу и ругают – понятное дело, что и Москва не сразу строилась –
и хвалят. Как относитесь к критике?

– Адекватно и конструктивно, если критика по существу. По возможности исправляем свои проколы. А если просто из чувства несправедливости критикуют, то отстаиваем честь и достоинство по необходимости.

 

Как справляетесь с обслуживанием на эстонском языке? Кто вам помогает?
– Что касается официальной переписки или предварительных заказов, то этим занимается удаленный администратор, владеющий эстонским языком. Непосредственно на базе чаще обслуживаем на русском или английском языке. В нашей местности сложно найти работников.

 

Как вас приняла местная община? Ведь, несмотря на эстонское гражданство, вы здесь чужаки.
– Нас встретили здесь радушно. Мы даже не ожидали такого приема. Все очень доброжелательные и открытые. Мы были поражены разнице между ведением бизнеса в РФ и Эстонии. Нам не пришлось обивать какие-то лишние пороги, о чем-то просить. Не могу не привести два примера. Как-то раз я пришла в налоговую инспекцию за 20 минут до закрытия. Сотрудница оформила документы и предложила посмотреть, умею ли я работать в электронной налоговой среде. И так как стоящий в зале компьютер не работал, то она привела меня на свое рабочее место, усадила, и начала подробно объяснять, как, что и где искать. И, несмотря на то, что ее рабочее время уже закончилось, она меня не отпустила, пока не объяснила все, что нужно. Для меня это было шоком. Вторым потрясением стал визит санэпиднадзора. Ожидали с ужасом, но пришли адекватные доброжелательные люди. Никто не пытался ни к чему прицепиться. Не было ощущения, что сейчас где-то чего-то найдут. Восхитило их желание помочь, а не помешать бизнесу. Также приятно удивило понимание и готовность во всем помочь со стороны руководства и педагогов гимназии, в которую пошел учиться наш сын. Нам многие помогали: от простых местных жителей, соседей, до социальных работников и главы волости. Подсказывали, советовали абсолютно все: где что покупать, куда какие документы отправить, где зарегистрироваться для получения тех или иных социальных благ и так далее. После приобретения Хирвемяэ мы часто обращались с вопросами в волость, так как были новичками в иностранном бизнесе, и всегда получали ответы и помощь. Одна местная жительница, которой все про всех известно, заявила однажды, что мы, видимо, не простые чужие, а чьи-нибудь да родственники, и подробно расспросила меня о моих предках и причине получения эстонского гражданства. 

 

А откуда у вас эстонское гражданство? 
– Я родом из очень большой семьи. Мои прадед и прабабушка по папиной линии жили на территории свободной Эстонии. Прадед, кстати, был волостным старшиной. В семейном архиве хранится карта 1925 года, на которой обозначены земли, принадлежавшие моей семье. Прямым потомкам таких семей эстонское правительство давало гражданство по рождению.

 

Как ваши знакомые отреагировали, когда вы сообщили им, что переезжаете?
– Были в шоке и не верили. Близкие на тот момент друзья приехали нас навестить и сказали, что мы больше месяца не продержимся. Что такая глухомань не для моего энергичного характера. Что мы не впишемся в эстонский менталитет. Тем не менее, мы здесь уже шесть лет, треть нашей семейной жизни. Родители, конечно, обрадовались, что мы не так далеко переехали, боялись, что уедем в Мюнхен.

 

Сетумаа славится своей самобытностью, многие едут именно за атмосферой. Стремитесь ли вы подражать имеющимся поставщикам туристических услуг вашего края или пытаетесь найти свою нишу?
– Скорее нет, хотя некоторые традиции нам нравятся, и мы их применили в нашем доме. Например, за любым заказным столом здесь принято выносить горячее блюдо сразу, так сказать на первое. В России сначала идут закуски и лишь через час-полтора подают горячее. Увидев, что это и разумнее, и экономичнее для гостя, мы с удовольствием переняли эту традицию. И когда россияне заказывают столы, то мы уже рекомендуем именно такой порядок подачи блюд. Их это тоже удивляет, как и нас когда-то.

 

Сетусцы давно поняли, что ключ к сердцу туриста можно найти благодаря рюмочке с волшебным напитком. Есть в планах производство ханси?
– Нет. Это все равно, что эстонцу предложить сменить стиль вождения автомобиля на «езду по-русски». Мы лучше старорусскую настоечку предложим гостю. Это будет и правильнее, и результат тот же.

 

Нравится ли вам эстонская кухня? Умеете ли готовить традиционные сетуские блюда?
– Некоторые блюда очень нравятся, например, сетуская каша и десерт с мукой кама.  Но готовить их я не хочу, предпочитаю есть эти блюда непосредственно в сетуских кафе. Я вообще считаю, что если хочется китайской еды, то нужно поехать в Китай, либо пойти в кафе, в котором повар – китаец. Так же и с другими национальными блюдами. А в целом, эстонская кухня скорее не нравится. Я очень люблю азиатскую и средиземноморскую кухню.


Постоянное пребывание в деревне обостряет тягу к культурным впечатлениям. Где бываете? В кино и театр не тянет?
– Тянет. Бываем в театре «Ванемуйне» в Тарту, посещаем показы в местном культурном центре. Как раз в начале года были на презентации нового фильма Андреса  и Катрин Маймик, которые, кстати, наши односельчане. Назывался фильм Paha lugu, что в переводе означает «Плохая история». Фильм оставил глубокое впечатление своей неоднозначностью и заставил задуматься о настоящем и будущем.

 

Ощущается ли в Сетумаа напряжение между Эстонией и Россией, как нам это преподносят в СМИ?
– Нет, мы все же курорт и в первую очередь заинтересованы в потоке туристов. Поэтому, Россия, как мне кажется, это огромный туристический потенциал. Кроме того, Вярска сегодня – это развивающийся поселок, с недавнего времени ставший волостным центром новообразованной волости Сетомаа. По иронии судьбы, граница разделяет эту старинную «Землю Сето», а именно так переводится название Сетомаа, на две части – эстонскую и российскую. Усилиями инициативных краеведов в этой местности развернуто множество программ, направленных на сохранение этнических особенностей и культурных ценностей в обоих соседствующих государствах.

 

Довелось ли вам поездить по Эстонии? Какие города, места запали в душу?
– Да, некоторые города мы посетили, но хотелось бы больше. В прошлом году мы были на Сааремаа. Очень понравилось путешествие. Хотим снова туда вернуться в этом году. Там какая-то своя атмосфера, наверно, благодаря морю – хоть оно и не самое теплое, но от этого не менее манящее и загадочное. Люди приморья тоже отличаются от материковых жителей, они очень позитивные, что ли. Конечно, мы были в Таллигне, Пярну и Нарве. Сейчас все наши путешествия направлены на релакс, это спа и уютные места для детей. С познавательной целью мы по Эстонии еще не путешествовали. Хотя основные достопримечательности стараемся посетить и в рамках таких путешествий.

 

Евгения Зыбина

Поиск услуг

Выберите нужное место отдыха поиска, чтобы найти подходящее место и регион.
Деятельность:
Регион:
Kлючевое слово: